?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Пишет Ира popuga Форд:



Ритка, Марго, Гошка - три таких разных имени у одной девочки. Три имени - три судьбы. Нищая, полуголодная жизнь в родной семье, закончившаяся трагедией. Детдом и попытка обрести новую маму: быть послушной и хорошей, старательной и незаметной. И снова детдом и надежда, вопреки всему, стать членом семьи, быть чьей-то дочкой, любимой и родной.

История детей в детских домах - одна из самых непростых историй для меня. Когда мне становится пора идти в роддом, я думаю не о том, что рожать - это страшно. Или о том, что это больно. Или о том, как можно этого избежать.
Я думаю о том, что страшно уйти из роддома со своим ребёнком, закрыв за собой дверь. А там останутся те, кого не забрали. В беременность гормоны умножаются на обычный, человеческий разум, и становится совершенно невозможно идти в роддом и не думать о тех, кто лежит в отдельной палате, в казённых пелёнках-подгузниках, и не понимает, почему и за что.

Я писала книжный обзор о том, что сейчас выпущено для подростков прекрасного. Что трогает их сердце, помогает решать их проблемы и даёт повод для размышления. Мне нужны были книжки, благодаря которым ребенок захотел бы читать сам.

Я позвонила в "Понарошку" - а там множество прекрасных книг! Множество! - и мне Наташа, фея-продавец, спросила: "У тебя ручка в руках?"
А у меня ручка была в руках. У меня только бумага быстро закончилась. Потому что это невозможно - когда столько прекрасного, и столько хочется прочесть-наверстать.
И когда бумага уже закончилась, Наташа спросила: "А еще "Три твоих имени" Дины Сабитовой знаешь?"
А я знаю. Я читала отзывы во френд-ленте, что это такая книга, такая... Даже на обложке написано: "ВОТ ЭТО КНИГА!"

И вчера я была в "Понарошку". И прочла "Три твоих имени" за вечер. И, конечно, не обошлось без слёз, что уж. История трогает тем, что автор знает, о чем говорит - из её троих детей - одна дочка примная: «Я провела несколько дней в новосибирском детском доме, когда забирала своего ребенка, — говорит Дина. — Нельзя сказать, что я видела там что-то ужасное, но, прилетев в Москву, я проревела два часа; это было тяжело именно как повседневный, неяркий такой, обыденный кошмар. И когда у меня появилась дочка, одновременно появилось и очень много знакомых с усыновленными детьми, с разными жизненными историями. Полученный опыт, честно говоря, мучил, требовал выхода».
На книжке написано, что она для детей от 12 до 15. Я бы сказала, что для детей до 99. Никогда не поздно понять тех, кто оказался там. Никогда не поздно оттаять сердцем. Никогда не поздно забрать ребенка оттуда. Я смотрю на линеечку в ЖЖ Дины Сабитовой - её дочке 19 лет. Дома она 3 года. Взять ребенка из приюта, когда ему 16 - это не то, что когда ему 2 месяца или 3 года. Это совсем другое. И не менее важное.

...в России каждый сотый ребёнок живёт в детском доме. А вот в странах Востока детских домов нет.

Я не писатель, и пространную и хорошую реценцию можно прочитать здесь.
Дина Сабитова в ЖЖ - feruza.
Я с Диной Сабитовой познакомилась благодаря Ясе и книжке про мышь Гликерию. Я напишу про неё отдельно.

А продаётся книжка "Три твоих имени" (и "Мышь гликерия" тоже!) в Понарошку.